Посольство Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике
Телефон экстренной связи для граждан России: +963-991-240-999 (угроза жизни, здоровью и безопасности)
/
ru en

Интервью Посла России в Сирии А.В.Ефимова агентству «Россия сегодня» 11 февраля 2021г.


1. Как Вы оцениваете нынешнюю экономическую ситуацию в Сирии на фоне ужесточения санкционной политики США? Не считаете ли преступлением санкции США против Сирии, в итоге которых страдает народ? Можно ли действовать в рамках международного закона и права человека с целью их отмены?

Социально-экономическая ситуация в Сирии сегодня крайне тяжелая. Пожалуй, самая тяжёлая за все годы конфликта. Последствия войны с каждым годом ощущаются здесь всё острее. Налицо общее истощение сирийского хозяйства. Видно, насколько устали и сами люди, на которых к тому же обрушилась ещё и пандемия коронавируса – с известными ограничениями и дополнительными материальными убытками.

Но и это ещё не всё. В прошлом году страна столкнулась с обвалом национальной валюты – не менее чем в шесть раз по сравнению с 2019 г. или почти в 70 раз по сравнению с довоенным 2010 г. Вкупе с дефицитом различных ресурсов и зависимостью переживающей войну Сирии от внешних поставок это привело стремительному росту цен и беспрецедентному обнищанию населения. Основные продукты питания, некоторые виды горючего, например, за год подорожали в два и более раз. Восемь из десяти граждан САР оказались за чертой бедности.

При этом важно понимать, что сегодняшние социально-экономические проблемы сирийцев вызваны не одним лишь ущербом, который был нанесён национальному хозяйству в ходе конфликта, хотя и он огромен. Даже в период наиболее активных боевых действий, в т.ч. непосредственно в пригородах столицы, сирийцы не сталкивались со многими из тех трудностей, которые появились уже в относительно спокойное время.

Объяснение этому имеется. Неудавшиеся планы известных сторон по свержению законных властей САР военным путём были заменены на попытки экономического «удушения» страны – с целью не допустить возвращения страны к мирной жизни, изолировав её от внешнего мира и лишив необходимых ресурсов для восстановления и нормального функционирования.

Один из компонентов такого курса – это продолжающаяся иностранная оккупация отдельных районов САР, в результате которой сирийцы, в частности, не имеют доступа к собственным месторождениям нефти, газа, посевным площадям на Северо-Востоке. И если, например, до 2011 г. пшеница и нефть были для Сирии экспортными товарами, то в настоящее время страна не способна покрыть даже собственные потребности в этих ресурсах. Нехватка топлива, электроэнергии и муки – это те реалии, в которых живут сегодня граждане САР.

Однако ключевой элемент давления на Сирию и сирийцев – это, конечно, односторонние иностранные санкции, усугубляющие и без того тяжёлую социально-экономическую и гуманитарную ситуацию. Именно из-за них САР не имеет возможности проводить валютные операции, необходимые для полноценной работы экономики, получать недостающее или вовсе отсутствующее здесь сырьё, многие виды строительных материалов, запчастей, а также различные медикаменты и медицинское оборудование. В итоге даже товары первой необходимости поступают к сирийцам с перебоями, задержками и втридорога.

От действующих ограничений страдает система здравоохранения, транспортный сектор, энергетика, сельское хозяйство. Частично или полностью не функционируют многие промышленные предприятия, которые – в нормальных условиях – могли бы сегодня генерировать прибыль, подпитывать экономику и обеспечивать стабильную занятость и доходы для населения.

Принятый в США «Закон Цезаря» вывел западные рестрикции против Сирии на качественно новый уровень. Теперь под страхом потенциального преследования со стороны Вашингтона от взаимодействия с Сирией дистанцируются даже те экономические операторы, чья деятельность формально не подпадает под эмбарго. Это называется «сковывающим эффектом», из-за которого масштаб санкционного давления как на Дамаск, так и на его партнёров многократно увеличился.

Введённые против Сирии ограничения сказываются на работе здесь различных структур ООН и неправительственных организаций, непосредственно помогающих сирийцам. Причём предусмотренные для них т.н. «гуманитарные изъятия» из санкций на деле зачастую не работают, причём во многом именно по причине уже упомянутого «сковывающего эффекта» и в целом запутанного и «многослойного» характера самого санкционного режима.

Об этом говорят сами гуманитарщики, прямо указывающие на то, что односторонние антисирийские санкции являются ключевым барьером при оказании гумпомощи, например, при поставках медикаментов и многих других видах деятельности, а «гумизъятия» – неэффективны и неадекватны».

Россия также неоднократно указывала на то, что санкции против Сирии носят незаконный и бесчеловечный характер. Мы последовательно выступаем за полное прекращение или хотя бы ослабление таких введённых в одностороннем порядке ограничительных мер. Особенно сейчас, когда они очевидно препятствуют усилиям государств, в частности, Сирии, по эффективной борьбе с COVID-19. С аналогичных позиций высказывались и другие страны, а также ооновские представители.

К сожалению, такие призывы пока остаются без ответа. Но в целом круг тех, кто действительно понимает губительный и контрпродуктивный характер санкционных репрессий постоянно расширяется.

 

2. Россия на международной конференции заявила о выделении Сирии 1 миллиарда долларов кредита. В каком виде Дамаск получит эти средства?  Когда планируется первый транш или поставка?

Если Вы имеете в виду Международную конференцию по содействию возвращению беженцев на территорию Сирии, которая состоялась в Дамаске в ноябре, то там шла речь не о кредите, а о той сумме – 1 млрд. долл. – которая уже была выделена Россией на оказание сирийцам в течение нескольких лет гуманитарного содействия и помощи, в т.ч. в восстановлении электросетей, промышленного производства и объектов религиозного культа.

Хотел бы подчеркнуть, что точно так же как наша страна в своё время помогла Сирии выстоять в борьбе с вооружёнными террористами, сегодня мы не оставляем сирийцев один на один и против стоящих перед ними вызовов, связанных с возвращением страны к мирной жизни.

Экономическое взаимодействие между Москвой и Дамаском выстраивается по различным направлениям, но именно с акцентом на решение задач по содействию сирийцам в преодолении наиболее острых хозяйственных проблем, обеспечении устойчивости сирийского государства в условиях жесточайшего политического и экономического прессинга извне. Сейчас на этот счёт прорабатываются новые планы, которые будут более детально обсуждаться с сирийскими партнёрами на предстоящем – ориентировочно в марте – очередном заседании Постоянной Российско-Сирийской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Кстати, усилия по поддержке дружественной Сирии нами предпринимаются не только в двустороннем формате, но и по линии ООН. В настоящий момент на предоставленные Россией средства общим объёмом порядка 40 млн. долл. в Сирии реализуются гуманитарные проекты по линии ВПП, ПРООН, ФАО, ВОЗ, ЮНИСЕФ, ЮНФПА и ЮНМАС.

Конечно, решения по вопросам выделения средств для поддержки сирийцев принимаются очень непросто. Ведь наша страна сегодня и сама находится под воздействием санкций, переживает экономический спад в условиях пандемии – все эти моменты, разумеется, самым тщательным образом учитываются.

Вместе с тем, мы исходим из того, что оказание многопланового материального содействия Сирии является вопросом стратегического характера и значения. Ведь речь, по сути, идёт о возможности дополнительно подкрепить наши военные усилия по борьбе с терроризмом, придать необратимый характер процессу возвращения САР к мирной жизни и тем самым – способствовать долгосрочной стабилизации этой географически близкой и значимой для России части арабского региона и Восточного Средиземноморья. 

 

3. Основная тема ноябрьской конференции была возвращение беженцев. Что уже сделано за два месяца? Определены ли новые механизмы для оживления процесса возвращения?

Прежде всего, хотел бы сказать, что сам факт проведения указанного мероприятия – это уже важнейшее достижение для как для Сирии, так и России, которая принимала непосредственное участие в подготовке конференции.

Несмотря на активное противодействие со стороны западных стран, на их попытки инициировать бойкот форума даже по ооновской линии, все поставленные цели конференции были достигнуты. А именно – до широкой международной общественности была доведена объективная информация о реальной ситуации с сирийскими беженцами и о мерах по содействию их репатриации, а проживающим за рубежом сирийцам направлен четкий сигнал о том, что их ждут на родине. Напомню, что в мероприятии приняли участие делегации свыше 20 государств, а также представители ООН и Международного комитета Красного Креста.

Удалось, в частности, наглядно продемонстрировать, кто действительно выступает за скорейшее и достойное решение проблемы сирийских беженцев, а кто – лишь использует их в своих политических играх для сведения счётов с законными властями САР.

Другой значимый результат – это налаживание координации соответствующих международных усилий и придание работе на данном направлении долгосрочного характера. В этой связи в ходе конференции нами была поддержана инициатива Ливана о проведении на его территории следующего подобного форума.

Что касается конкретных мер внутри Сирии, то они, на самом деле, последовательно реализуются здесь уже как минимум с 2018 г. Дамасская конференция, в первую очередь, позволила оценить проделанную работу и подтвердила, что в деле создания благоприятных условий для репатриации и реинтеграции беженцев властям САР при поддержке России удаётся поддерживать положительную динамику и в целом двигаться в правильном направлении.

Для скорейшей адаптации в обществе всех репатриантов сирийским правительством, даже в нынешних непростых условиях, предпринимаются усилия по обеспечению их безопасности, удовлетворению социальных потребностей, созданию рабочих мест. В т.ч. продолжается работа с гражданами по установлению их статуса, сохранению прав на недвижимое имущество, восстановлению необходимых документов, предоставлению отсрочки от службы в армии и оказанию содействия в установлении судеб лиц, пропавших без вести.

Исходим из того, что развитие целого ряда направлений российско-сирийского двустороннего сотрудничества также будет способствовать более активной репатриации сирийских граждан. К слову, в Дамаск на указанную конференцию из России прибыли представители 30 министерств и ведомств. По итогам их работы подписан ряд двусторонних документов, в т.ч. в сфере образования, здравоохранения, а также развития жилищного строительства, что особенно актуально в условиях дефицита жилья, уничтоженного в результате боевых действий. Ход реализации этих договорённостей будем оценивать в рамках уже упомянутого заседания Постоянной Российско-Сирийской комиссии.

Не исключаю, что проблеме возвращения сирийских беженцев будет уделено необходимое внимание и во время намеченной на 16-17 февраля в Сочи очередной Международной встречи по Сирии в Астанинском формате.

 

4. Ожидаются ли поставки русской вакцины от коронавируса в Сирию? Когда и в каких объемах?

Разговор на данную тему ведётся с сирийскими друзьями. Всё пока в работе.

 

5. Стоит ли ожидать снижения активности сил США в Сирии после прихода Байдена к власти?

Я полагаю, что о планах американской администрации в отношении Сирии говорить пока рано. Другое дело, что вряд ли стоит в принципе ожидать пересмотра линии США в сирийских делах. Давление на Дамаск, вероятнее всего, продолжится, а нахождение американских войск на сирийской земле в этом смысле – один из главных инструментов Вашингтона, о чём сами американцы неоднократно говорили.

В любом случае необходимо понимать, что присутствие США в САР – будь то в Заевфратье или в районе Ат-Танфа на границе с Иорданией – незаконно и должно быть прекращено. Американская оккупация не только препятствуют освоению Дамаском принадлежащих ему природных ресурсов, о чём я уже говорил, но и мешает восстановлению суверенитета законных властей на всей сирийской территории, потворствуя, в частности, сепаратистским устремлениям на Северо-Востоке.

Американское присутствие затрудняет и решение правительством САР задач по обеспечению безопасности, прежде всего, в пустынных районах на Востоке Сирии, где вновь произошла активизация боевиков ИГ. Много вопросов в этой связи вызывает и опека США над бандформированиями, хозяйничающими в лагере ВПЛ «Рукбан» в Ат-Танфе, окончательное расселение и ликвидацию которого осуществить пока не удаётся.

Плачевная ситуация сохраняется в тюрьмах и лагерях ВПЛ, расположенных – также под присмотром американцев – в Заевфратье, в которых имеются серьёзные гуманитарные проблемы, а также растёт уровень насилия, чинимого бывшими игиловцами и членами их семей.

Как будет с этим работать новая администрация США – прогнозировать трудно. Но оснований рассчитывать на какие-то принципиальные изменения, тем более в позитивном для Сирии ключе, пока не просматривается.

 

6. На каком этапе сегодня решение вопроса с боевиками в Идлибе? Ведутся ли какие-то переговоры с Анкарой? На сколько Турция выполняет соглашения достигнутые в марте прошлого года?

Хотел бы напомнить, что достигнутые в марте 2020 г. в Москве договоренности по Идлибу между Президентом России В.В.Путиным и его турецким визави Р.Т.Эрдоганом стали важным достижением. Они позволили закрепить освобождение сирийской армией при поддержке российских ВКС значительной территории на северо-западе Сирии, обезопасить её население и жителей соседних районов от действий террористических группировок, обосновавшихся в идлибском анклаве.

Говорить о полном выполнении указанных договорённостей рано, но в целом процесс идёт, и есть некоторые подвижки. Так, по имеющейся информации, Анкара, наконец, завершила вывод всех своих контрольно-наблюдательных постов, которые в результате операций сирийской правительственной армии оказались на территории, возвращённой под контроль законного правительства САР.

С другой стороны в идлибской зоне деэскалации (ИЗД) до сих пор так и не состоялось размежевание между «террористами» и «умеренными», которое – в соответствии с договоренностями о стабилизации обстановки в ИЗД – обязались провести турки. В настоящее время добиваемся также и решения задачи обеспечения безопасного транзита по трассе М-4, которая проходит через Идлиб, соединяя города Латакию и Алеппо.

Разумеется, все эти сюжеты регулярно обсуждаются с турецкой стороной на различных уровнях по линии разных ведомств. Отдельно подчеркну, что важную роль в обеспечении конструктивного российско-турецкого взаимодействия по Сирии играет и Астанинский формат.

В заключение хотел бы добавить, что, когда речь заходит о договорённостях о прекращении огня в ИЗД, нельзя забывать, что их выполнение ни в коем случае не отменяет необходимости продолжения бескомпромиссной борьбы с терроризмом и скорейшего возвращения указанной части САР под суверенитет Дамаска.

 

7. На северо-востоке сохраняется напряженная обстановка. С одной стороны Турция проявляет активность, с другой курды. Обращалась ли курдская сторона к России с запросом посредничества для возобновления переговоров с Дамаском? Какова роль России в снижении напряженности в противостоянии между Турцией и курдскими вооруженными формированиями в Сирии

Россия внесла непосредственный вклад в успокоение ситуации на северо-востоке САР ещё в октябре 2019 г. Заключённый тогда российско-турецкий меморандум позволил остановить опасную эскалацию, возникшую после начала Анкарой военной операции «Источник мира».

Сейчас его выполнение продолжается. На северо-востоке Сирии, в частности, проводится совместное российско-турецкое патрулирование на линии соприкосновения между протурецкими и курдскими формированиями с задачей не допустить возобновления в этой части страны масштабных боевых действий. В этих же целях в декабре в населённый пункт Айн-Исса прибыли дополнительные силы российской военной полиции.

В Москве по-прежнему внимательно отслеживают развитие ситуации в Заевфратье, в т.ч. в плотном контакте с турецкой стороной.

Россия исходит из того, что сирийские курды являются неотъемлемой частью народа САР. Поэтому мы выступаем в поддержку диалога между курдами и Дамаском, в частности, по вопросам будущего обустройства их общей родины. Не секрет, что наша страна по различным каналам способствовала налаживанию и осуществлению контактов между сирийским правительством и курдской администрацией, и российские посреднические усилия ценятся обеими сторонами.

Уверен, что дела на данном направлении пойдут значительно лучше после ухода из Сирии всех незаконно находящихся здесь иностранных сил и восстановления Дамаском своего суверенитета на всей национальной территории.